Потерянные цивилизации
 

 

 

 

Псевдоним

Пароль

Регистрация

 

 

 

 

       Главная
       Статистика
       Контакты

 

 

 


Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился

 

 

 

Кафе фреш суши мытищи pushpizza.ru.




  Древние цивилизации Месопотамии:МЕСОПОТАМИЯ, ДРЕВНЯЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ.
   
 
Месопотамия – страна, где возникла древнейшая в мире цивилизация, просуществовавшая ок. 25 веков, начиная с времени создания письменности и кончая завоеванием Вавилона персами в 539 до н.э.

Географическое положение. «Месопотамия» – значит «Земля между реками» (между Евфратом и Тигром). Теперь под Месопотамией понимают в основном долину в нижнем течении этих рек, причем присовокупляют к ней земли к востоку от Тигра и к западу от Евфрата. В целом этот регион совпадает с территорией современного Ирака, за исключением горных районов вдоль границ этой страны с Ираном и Турцией.

Большая часть вытянутой долины, особенно вся Нижняя Месопотамия, в течение длительного времени покрывалась отложениями, приносимыми обеими реками с Армянского нагорья. С течением времени плодородные аллювиальные почвы стали привлекать население других регионов. С давних времен землепашцы научились компенсировать скудные осадки созданием ирригационных сооружений. Отсутствие камня и дерева дали толчок развитию торговли с землями, богатыми этими природными ресурсами. Тигр и Евфрат оказались удобными водными путями, связывавшими район Персидского залива с Анатолией и Средиземноморьем. Географическое положение и природные условия позволили долине стать центром притяжения народов и районом развития торговли.

Археологические памятники. Первые сведения европейцев о Месопотамии восходят к таким классическим авторам древности, как историк Геродот (5 в. до н.э.) и географ Страбон (рубеж н.э.). Позднее Библия способствовала интересу к местонахождению райского сада, к Вавилонской башне и самым знаменитым городам Месопотамии. В Средние века появились записки о путешествии Беньямина Тудельского (12 в.), содержащие описание местонахождения древней Ниневии на берегу Тигра напротив процветавшего в те времена Мосула. В 17 в. предпринимаются первые попытки скопировать таблички с текстами (как позднее выяснилось, из Ура и Вавилона), написанными клинообразными знаками, которые впоследствии получили название клинописи. Но систематические широкомасштабные исследования с тщательными измерениями и описаниями сохранившихся фрагментов памятников приходятся на начало 19 в.; в частности, такие работы были предприняты английским путешественником и политиком Клодисом Джеймсом Ричем. Вскоре визуальное обследование поверхности памятников уступило место раскопкам городов.

Во время раскопок, проведенных в середине 19 в. неподалеку от Мосула, были обнаружены изумительные ассирийские памятники. Французская экспедиция под руководством Поля Эмиля Бота после неудачных раскопок в 1842 на холме Куюнджик (часть древней Ниневии) в 1843 продолжала работы в Хорсабаде (древний Дур-Шаррукин), величественной, но недолговечной столице Ассирии при Саргоне II. Большие успехи были достигнуты британской экспедицией под руководством сэра Остина Генри Лейарда, раскапывавшей с 1845 две другие ассирийские столицы – Ниневию и Калаха (современный Нимруд).

Раскопки вызвали рост интереса к археологии Месопотамии и, что особенно важно, привели к окончательной расшифровке аккадской (вавилонской и ассирийской) клинописи. Начало было положено в 1802 немецким ученым Георгом Фридрихом Гротефендом, пытавшимся прочесть древнеиранский текст на трехъязычной надписи из Ирана. Это было алфавитное клинописное письмо с относительно небольшим числом знаков, а язык был диалектом хорошо известного древнеперсидского языка. Вторая колонка текста была написана на эламском языке слоговым письмом, содержавшим 111 знаков. Система письма в третьей колонке, была еще более трудной для понимания, поскольку содержала несколько сотен знаков, обозначавших как слоги, так и слова. Язык совпадал с языком надписей, обнаруженных в Месопотамии, т.е. с ассиро-вавилонским (аккадским). Многочисленные трудности, возникавшие при попытках прочесть эти надписи, не остановили британского дипломата сэра Генри Роулинсона, пытавшегося расшифровать знаки. Находки новых надписей в Дур-Шаррукине, Ниневии и других местах обеспечили успех его исследований. В 1857 четыре ассириолога, собравшиеся в Лондоне (среди них был и Роулинсон), получили копии недавно найденного аккадского текста. Когда сравнили их переводы, оказалось, что они совпадали во всех основных позициях.

Первый успех в расшифровке аккадской системы письма – самой распространенной, просуществовавшей многие века и сложной из всех клинописных систем, – вызвал к жизни предположение, что эти тексты могут удостоверить правдивость библейских текстов. Из-за этого сильно возрос интерес к табличкам. Главной целью стало не обнаружение вещей, художественных или письменных памятников, а восстановление облика ушедших цивилизаций во всех их связях и деталях. Многое в этом отношении сделано немецкой археологической школой, главными достижениями которой были раскопки под руководством Роберта Кольдевея в Вавилоне (1899–1917) и Вальтера Андре в Ашшуре (1903–1914). Тем временем французы вели аналогичные работы на юге, в первую очередь в Телло (древний Лагаш), в сердце древнего Шумера, а американцы – в Ниппуре.

В 20 в., в период между мировыми войнами, было исследовано множество новых памятников. Среди главных открытий этого периода – англо-американские раскопки в Уре, получившие, вероятно, особую известность благодаря находкам в так называемом Царском некрополе, с его невероятно богатыми, хотя зачастую жестокими свидетельствами жизни шумеров в III тыс. до н.э.; немецкие раскопки в Варке (древний Урук, библейский Эрех); начало французских раскопок в Мари на Среднем Евфрате; работы Восточного института Чикагского университета в Телль Асмаре (древняя Эшнунна), а также в Хафадже и Хорсабаде, где почти столетием раньше французы начали раскопки; раскопки Американской школы восточных исследований (Багдад) в Нузи (совместно с Гарвардским университетом), а также в Тепе Гавре (совместно с Пенсильванским университетом). После Второй мировой войны правительство Ирака приступило к самостоятельным раскопкам, в основном на юге страны.

ПРЕДЫСТОРИЯ И ИСТОРИЯ

Этнические группы. Месопотамия с глубокой древности должна была привлекать как временных, так и постоянных поселенцев – с гор на северо-востоке и севере, из степей на западе и юге, с моря на юго-востоке.

До появления письменности ок. 3000 до н.э. об этнической карте района судить трудно, хотя археология дает многочисленные свидетельства того, что вся Месопотамия, включая аллювиальную долину юга, была заселена задолго до того, как возникла письменность. Свидетельства о более ранних культурных этапах являются отрывочными, а и их доказательность по мере погружения в древность становится все более сомнительной. Археологические находки не позволяют определить их принадлежность той или иной этнической группе. Костные останки, скульптурные или живописные изображения не могут служить надежными источниками идентификации населения Месопотамии в дописьменную эпоху.

Мы знаем, что в историческое время вся Месопотамия была заселена народами, говорившими на языках семитской семьи. На этих языках говорили аккадцы в III тыс. до н.э., наследовавшие им вавилоняне (две группы, обитавшие первоначально в Нижней Месопотамии), а также ассирийцы Центральной Месопотамии. Все эти три народа объединяются по лингвистическому принципу (который оказался наиболее приемлемым) под названием «аккадцы». Аккадский элемент играл важную роль на протяжении всей долгой истории Месопотамии.

Другим семитским народом, оставившим заметный след в этой стране, были амориты, которые стали постепенно проникать в Месопотамию в начале III тыс. до н.э. Вскоре они создали несколько сильных династий, среди них – I Вавилонская, наиболее знаменитым правителем которой был Хаммурапи. В конце II тыс. до н.э. появился другой семитский народ, арамеи, которые в течение пяти веков представляли постоянную угрозу для западных границ Ассирии. Одна из ветвей арамеев, халдеи, стали играть столь важную роль на юге, что Халдея стала синонимом поздней Вавилонии. В конце концов арамейский язык в качестве общеупотребительного распространился по всему древнему Ближнему Востоку, от Персии и Анатолии до Сирии, Палестины и даже Египта. Именно арамейский стал языком администрации и торговли.

Арамеи, подобно аморитам, пришли в Месопотамию через Сирию, происходили же они, по всей вероятности, из Северной Аравии. Возможно также, что этот путь прежде использовали аккадцы, первый из известных народов Месопотамии. Среди автохтонного населения долины семитов не было, что установлено для Нижней Месопотамии, где предшественниками аккадцев были шумеры. За пределами Шумера, в Центральной Месопотамии и далее к северу, обнаружены следы других этнических групп.

Шумеры представляют во многих отношениях один из самых значительных и одновременно таинственных народов в истории человечества. Они заложили фундамент цивилизации Месопотамии. Шумеры оставили важнейший след в культуре Междуречья – в религии и литературе, законодательстве и управлении, науке и технике. Именно шумерам мир обязан изобретением письменности. К концу III тыс. до н.э. шумеры потеряли свое этническое и политическое значение.

Среди наиболее известных народов, игравших важную роль в древней истории Месопотамии, самыми древними и в то же время постоянными соседями шумеров были эламитяне. Они обитали на юго-западе Ирана, главным их городом были Сузы. Со времен ранних шумеров и до падения Ассирии эламитяне занимали видное политическое и экономическое место в месопотамской истории. На их языке написана средняя колонка трехъязычной надписи из Персии. Однако маловероятно, что они смогли проникнуть далеко в Междуречье, поскольку признаки их обитания не обнаружены даже в Центральной Месопотамии.

Касситы – следующая важная этническая группа, выходцы из Ирана, основатели династии, сменившей I Вавилонскую. Они обитали на юге до последней четверти II тыс. до н.э., но в текстах III тыс. до н.э. не упоминаются. Классические авторы упоминают их под именем коссеев, в то время они уже проживали в Иране, откуда когда-то, по-видимому, пришли в Вавилонию. Сохранившиеся следы касситского языка слишком скудны для того, чтобы его можно было отнести к какой-либо языковой семье.

Важную роль в межрегиональных отношениях сыграли хурриты. Упоминания об их появлении на севере Центральной Месопотамии относятся к концу III тыс. до н.э. К середине II тыс. до н.э. они густо заселили район современного Киркука (здесь сведения о них обнаружены в городах Аррапха и Нузи), долину Среднего Евфрата и восточную часть Анатолии; хурритские колонии возникали в Сирии и Палестине. Первоначально эта этническая группа, вероятно, обитала в районе озера Ван рядом с доиндоевропейским населением Армении, родственными хурритам урартами. Из центральной части Верхней Месопотамии хурриты в глубокой древности легко могли проникнуть в соседние области долины. Возможно, хурриты – главный, и не исключено, что и первоначальный этнический элемент досемитской Ассирии.

Далее к западу проживали различные анатолийские этносы; некоторые из них, такие как хатты, вероятно, были автохтонным населением, другие, в частности лувийцы и хетты, представляли собой остатки миграционной волны индоевропейцев.

Доисторические культуры. Наиболее важная особенность сведений о доисторической Месопотамии и окружающих ее землях заключается в том, что они основываются на непрерывной последовательности свидетельств, которые, слой за слоем, приводят к началу письменной истории. Месопотамия демонстрирует не только то, как и почему возникает собственно исторический период, но и то, что происходило в переломный предшествующий период. Человек обнаружил прямую связь между посевом и жатвой ок. 12 тыс. лет назад. На смену периоду охоты и собирательства пришло регулярное производство продуктов питания. На смену временным поселениям, особенно в плодородных долинах, пришли долговременные поселения, в которых их обитатели жили поколениями. Такие поселения, которые можно раскапывать слой за слоем, позволяют реконструировать динамику развития в доисторическое время и шаг за шагом проследить прогресс в области материальной культуры.

Ближний Восток усеян следами раннеземледельческих поселений. Одна из древнейших деревень обнаружена в предгорьях Курдистана. Поселение Джармо к востоку от Киркука – пример применения методов примитивного земледелия. Следующий этап представлен в Хассуне близ Мосула архитектурными сооружениями и глиняной посудой.

На смену хассунанскому этапу пришел быстро развившийся халафский, получивший название от поселения на Кабуре, одном из крупнейших притоков Евфрата. Искусство производства глиняной посуды достигло высокого уровня развития по разнообразию форм, качеству обжига сосудов, тщательности отделки и изощренности многоцветного орнамента. Техника строительства также сделала шаг вперед. Из глины и камня изготавливали фигурки людей и животных. Люди носили не только бусы и подвески, но и печати-штампы. Халафская культура представляет особый интерес в связи с обширностью территории, на которой она была распространена, – от озера Ван и севера Сирии до центральной части Месопотамии, окрестностей современного Киркука.

К концу халафского этапа, вероятно с востока появились носители другой культуры, которая с течением времени распространилась по западной части Азии от глубинных районов Ирана до средиземноморского побережья. Эта культура – обейдская (убейдская), получила свое название по небольшому холму в Нижней Месопотамии близ древнего города Ура. В этот период происходят существенные изменения во многих областях, особенно в архитектуре, о чем свидетельствуют постройки в Эриду на юге Месопотамии и в Тепе Гавре на севере. С этого времени юг стал центром развития металлургии, возникновения и развития цилиндрических печатей, возникновения рынков и создания письменности. Все это были провозвестники начала новой исторической эпохи.

Традиционный словарь исторической Месопотамии в части географических названий и культурных терминов сложился на основе различных языков. Многие топонимы дожили до нашего времени. Среди них – названия Тигра и Евфрата и большинства древних городов. Слова «плотник» и «стул», употреблявшиеся в шумерском и аккадском языках, по сей день функционируют в семитских языках. Названия некоторых растений – кассия, тмин, крокус, иссоп, мирт, нард, шафран и других – восходят к доисторическому этапу и демонстрируют поразительную преемственность культуры.

Исторический период. Возможно, самым знаменательным в истории Месопотамии является то, что ее начало совпадает с началом мировой истории. Первые письменные документы принадлежат шумерам. Из этого следует, что история в собственном смысле началась в Шумере и, возможно, была создана шумерами.

Однако письменность не стала единственным определяющим фактором начала новой эпохи. Важнейшим достижением было развитие металлургии до того уровня, когда общество для продолжения своего существования должно было создавать новые технологии. Залежи медных руд находились далеко, поэтому потребность в получении этого ставшего жизненно необходимым металла привела к расширению географических горизонтов и изменению самого темпа жизни.

Историческая Месопотамия существовала почти двадцать пять столетий, от возникновения письменности до завоевания Вавилонии персами. Но и после этого чужеземное господство не смогло уничтожить культурную независимость страны.

Эпоха преобладания шумеров. В течение первых трех четвертей III тыс. до н.э. ведущее место в истории Месопотамии занимал Юг. В самой молодой в геологическом отношении части долины, на побережье Персидского залива и в примыкающих районах доминировали шумеры, а выше по течению, в позднейшем Аккаде, преобладали семиты, хотя здесь находят следы и более ранних поселенцев. Главными городами Шумера были Эриду, Ур, Урук, Лагаш, Умма и Ниппур. Центром Аккада стал город Киш. Борьба за господство приобрела форму соперничества между Кишем и другими шумерскими городами. Решающая победа Урука над Кишем, подвиг, приписываемый полулегендарному правителю Гильгамешу, знаменует становление шумеров как главной политической силы и решающего культурного фактора в регионе.

Позже центр власти перемещался в Ур, Лагаш и другие места. В этот период, называемый Раннединастическим, сформировались основные элементы цивилизации Месопотамии.

Династия Аккада. Хотя прежде Киш подчинился экспансии шумерской культуры, его политическое сопротивление положило конец преобладанию в стране шумеров. Этническое ядро противодействия составили местные семиты под предводительством Саргона (ок. 2300 до н.э.), тронное имя которого, Шаррукин, по-аккадски означало «законный царь». Чтобы порвать с прошлым, Саргон перенес свою столицу из Киша в Аккад. Вся страна с тех пор стала именоваться Аккадом, а язык победителей получил название аккадского; он продолжал существовать в форме вавилонского и ассирийского диалектов как государственный на протяжении всей дальнейшей истории Месопотамии.

Упрочив свою власть над Шумером и Аккадом, новые правители обратились к соседним регионам. Были подчинены Элам, Ашшур, Ниневия и даже области в соседней Сирии и Восточной Анатолии. Старая система конфедерации самостоятельных государств уступила место империи, имевшей систему центральной власти. С армиями Саргона и его знаменитого внука Нарам-Суэна распространялись клинопись, аккадский язык и другие элементы шумеро-аккадской цивилизации.

Роль аморитов. Аккадская империя прекратила существование к концу III тыс. до н.э., став жертвой безудержной экспансии и вторжений варваров с севера и запада. Примерно через столетие вакуум был заполнен, и при Гудеа Лагашском и правителях III династии Ура наступила эпоха возрождения. Но попытка восстановления былого величия Шумера была обречена на неудачу. Тем временем на горизонте появились новые группы, которые вскоре смешались с местным населением, чтобы создать на месте Шумера и Аккада Вавилонию, а на севере – новое государственное образование, Ассирию. Эти широко распространившиеся пришельцы известны под именем аморитов.

Где бы ни поселялись амориты, они становились преданными последователями и защитниками местных традиций. После того, как эламитяне положили конец III династии Ура (20 в. до н.э.), амориты постепенно стали набирать силу в государствах Исcина, Ларса, Эшнунна. Они смогли основать собственную династию в центральной части Аккада со столицей в прежде малоизвестном городе Вавилоне. Эта столица стала культурным центром региона на все время существования месопотамской цивилизации.Перваядинастия Вавилона, определяемая с достаточными основаниями как Аморитская, правила ровно триста лет, с 19 по 16 вв. до н.э. Шестым царем был знаменитый Хаммурапи, постепенно завоевавший контроль над всей территорией Месопотамии.

Вторжение чужеземцев. Аморитская династия потеряла власть над Вавилонией, которую она удерживала в течение длительного времени, после того как столица около середины II тыс. до н.э. была разграблена хеттским царем Мурсилисом I. Это послужило сигналом для других захватчиков, касситов. В это время Ассирия подпала под власть Митанни, государства, основанного арийцами, но населенного в основном хурритами. Вторжения чужеземцев были следствием обширных этнических перемещений, возникших в Анатолии, Сирии и Палестине. Месопотамия пострадала от них в наименьшей степени. Касситы сохраняли власть в течение нескольких столетий, но вскоре восприняли вавилонский язык и традиции. Возрождение Ассирии было еще более стремительным и полным. С 14 в. до н.э. Ассирия переживала спад. Уже давно Ашшур чувствовал в себе силы вступить в соперничество с Вавилоном. Ярчайшим событием в драматическом правлении ассирийского царя Тукульти-Нинурты I (конец 13 в. до н.э.) стало завоевание им южной столицы.

Это означало начало жестокой и долгой борьбы между двумя мощными государствами Месопотамии. Вавилония не могла соперничать с Ассирией в военной области, но чувствовала свое культурное превосходство над «северными выскочками». Ассирия, со своей стороны, глубоко возмущалась этими обвинениями в варварстве. Нет сомнений, что исторические и культурные традиции Вавилонии всегда были мощным резервом в борьбе, которую вело это государство. Так, захватив Вавилон, Тукульти-Нинурта незамедлительно принял древний титул царя Шумера и Аккада – через тысячу лет после того, как он был учрежден. В этом был свой расчет – добавить блеска традиционному титулу царя Ассирии.

Взлет и падение Ассирии. Центр тяжести дальнейшего исторического развития Месопотамии, за исключением последних десятилетий ее самостоятельной истории, находился в Ассирии. Самым первым знаком этого процесса была экспансия, сначала в Иран и Армению, затем в Анатолию, Сирию и Палестину и наконец в Египет. Ассирийская столица переместилась из Ашура в Калах, затем в Дур-Шаррукин (современный Хорсабад), и, наконец, в Ниневию. Среди выдающихся правителей Ассирии –Ашурнацирапал II (ок. 883–859 до н.э.), Тиглапаласар III (ок. 745–727 до н.э.), возможно, самый могущественный из них, и славные сменявшие друг друга правители – Саргон II (ок. 721–705 до н.э.), Синахериб (ок. 704–681 до н.э.), Ассаргадон (ок. 680–669 до н.э.) и Ашшурбанипал (ок. 668–626 до н.э.). На жизнь трех последних царей большое влияние оказала жена Синахериба – Накийя-Закуту, вероятно, одна из самых влиятельных цариц в истории.

Могучее политическое и военное государство возникло в результате военных походов в отдаленные горные районы Ирана и Армении и в результате борьбы против упорно сопротивлявшихся городов арамеев, финикийцев, израильтян, иудеев, египтян и многих других народов. Все это требовало не только больших военных усилий, но и экономической и политической организации, наконец, способности контролировать постоянно растущее число разнородных подданных. С этой целью ассирийцы практиковали депортацию завоеванного населения. Так, после завоевания израильского города Самарии в 722–721 до н.э. его население было переселено в самые отдаленные провинции Ассирии, а его место заняли люди, также пригнанные из различных областей и не имеющие здесь этнических корней.

Вавилония долго изнывала под ассирийским игом, не в силах сбросить его, но никогда не теряла надеждына освобождение. В таком же положении находился соседний отношении Элам. В это время мидийцы после долгого периода формирования своего государства покорили Элам и установили власть над Ираном. Они предложили помощь Вавилонии в борьбе с Ассирией, ослабленной постоянными нападениями с севера. Ниневия пала в 612 до н.э., и победители поделили поверженную империю. Северные провинции отошли к мидийцам, южные – к вавилонянам, которых к тому времени стали называли халдеями.

Халдеи, наследники традиций юга, достигли кратковременного процветания, особенно при Навуходоносоре II (ок. 605–562 до н.э.). Главная же опасность исходила от Египта, видевшего в халдеях, укрепившихся в Сирии и Палестине, постоянную угрозу для своих границ. В ходе соперничества двух мощных империй независимая крошечная Иудея (южное царство евреев) неожиданно приобрела важное стратегическое значение. Исход схватки оказался благоприятным для Навуходоносора, который вторично взял Иерусалим в 587 до н.э.

Однако царству халдеев не суждена была долгая жизнь. Персидские армии Кира Великого в это время вырвали власть над Ираном у мидийцев, захватили Вавилон в 539 до н.э. и тем самым открыли новую главу мировой истории. Сам Кир остро ощущал неоплатный долг, которым была обязана Месопотамии его страна. Позже, когда на смену эпохе господства персов пришла эпоха эллинизма, Александр Великий, вождь македонских завоевателей, хотел сделать Вавилон столицей своей новой империи.





Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

  • Древние цивилизации Месопотамии
  • Месопотамия в эпоху господства Аккада и Ура
  • Ассирия в III и II тысячилетиях до н. е.
  • Вавилония в XII-XVII вв. до н. е. и Ассирийская держава
  • Аккадский Город Авраама





  •  

          
    2008 - 2009 Lostcivilization.info