Потерянные цивилизации
 

 

 

 

 

 

 

 

       Главная
       Статистика
       Контакты

 

 

 


 

 

 

Детский день рождения где отметить в киеве http://www.laserstrike.com.ua. . http://vengriya-opt.com.ua/ нижнее белье из венгрии оптом. Женское белье оптом.




  Сарматы:Инисмей. Царь сарматов
   
  Сарматы — ираноязычные кочевники, обитавшие с III .века до нашей эры по начало IV века нашей эры в степях от Урала до Дуная и оттеснившие с территории современной Украины скифов,— до сих пор во многом остаются загадкой. И если на Волге, Дону и Кубани их погребения исчисляются тысячами, то в наших степях они более редки. И уж совсем единичны у нас захоронения знати.

Два самых богатых из сарматских погребений Украины — Соколова Могила на Южном Буге и Ногайчинский курган в Крыму — были исследованы в 1974 году. И вот ровно через десять лет — опять захоронения знати, целых три — у Михайловки в Одесской области, Чугуно-Крепинки в Донбассе и здесь, в Порогах.

Погребение было совершено в катакомбе — подземной камере, выкопанной в стене входной ямы. Вход в нее был заложен камнями. Свод камеры обрушился еще в древности, и потому камеру вскрыли сверху. У стены, ближе к углу, стоял деревянный саркофаг. Стенки его истлели, осталась лишь одна поперечная, в головах. В центре ее было вырезано круглое отверстие, закрытое деревянной пробкой. На дне саркофага лежал скелет воина. По грациальным костям черепа и конечностей можно было сразу определить, что этот сармат был строен и красив. На дне саркофага виднелись остатки кожаной одежды ярко-красного тона, и на фоне их на груди и руках пронзительно поблескивали золотые трубочки, которыми была расшита одежда. У плеча лежала массивная золотая гривна — шейный обруч из двух перевитых проволок, оканчивающихся удивительными по выразительности головками лошадей, упирающимися в ажурное кольцо-замок. Горбоносые морды, тяжелые скулы и стоячие гривы передавали облик степной лошади. Длинные, прижатые к массивному затылку уши были инкрустированы голубовато-зеленой бирюзой, так хорошо смотрящейся на теплом фоне золота, а посреди молочно-белого яблока «сорочьего» глаза лошади на меня злобно и недоверчиво глядел карий зрачок. Длина головок животных была не более пяти сантиметров, а диаметр глаза — всего пять миллиметров.

Такая же тяжелая горбоносая морда, костистые ноги и мускулистый круп степняка предстают в виде ручки невысокого серебряного кубка. Вся фигурка величиной не более спичечного коробка. Поистине «враг, сильный конем», как писал о сарматах Овидий!

Похороненный здесь сарматский воин носил на левой руке массивный золотой браслет с расширяющимися концами. А на правой — для меня что-то совершенно новое — плоскую золотую пластинку, покрытую орнаментом. Сейчас она лежала под локтевой костью у запястья. Мы не сразу догадались, что украшение это — щиток, прикрывавший кисть от удара тетивой лука, но, так сказать, парадный вариант. Такие щитки на древнеиранском языке назывались «гастагна». Значит, покойный был левша! Только левша держит лук в правой руке.

Кафтан, расшитый золотом, был застегнут на груди двумя серебряными фибулами — прототипами современной булавки. В то время фибулы были очень модны, типы их часто менялись, хорошо изучены, и для археолога фибула — неоценимый датирующий материал. Так и эти сразу подсказали нам дату захоронения — последняя четверть I века нашей эры.

Наиболее впечатляющими находками были два пояса. От них сохранились маленькие фрагменты кожи и металлические детали — гарнитура. Один из поясов, из красной кожи, подпоясывал кафтан. С двух сторон на нем были закреплены узкие золотые пластинки со знаком (о нем мы поговорим позднее), а застегивался он двумя массивными мастерски изготовленными круглыми пряжками. Железная основа каждой пряжки была обтянута золотой пластиной, на которой изображена схватка двух грифонов — мифических крылатых существ с головой дракона и телом льва. Расположив фигуры грифонов по кругу, древний ювелир изобразил их вцепившимися зубами друг другу в круп и терзающими противника когтями передних лап. Головы и крылья чудовищ помещались в середине композиции. Особенно тонко были проработаны зубы, глаза, когти, оперение, мускулы, подчеркнутые вставками из бирюзы и голубой пасты.

Чуть ниже талии воина лежали бляхи другого пояса, портупейного, который носили на бедрах. Он был из кожи зеленого цвета с золотыми пряжками, к которым пристегивался меч. По стилю и исполнению он похож на те, что были найдены в некрополе Тилля-Тепе в Афганистане. По обе стороны от пряжек были приклепаны две золотые бляшки в виде цветка лотоса, от них вниз свисали ремешки с золотыми наконечниками. И бляшки, и наконечники инкрустированы голубой пастой, а на одном из них находился уже знакомый по первому поясу знак. На пряжках изображена в высоком ажурном рельефе, несомненно, сцена из героического эпоса: мужчина с мускулистым торсом держит за задние лапы двух грифонов, терзающих третьего. Тела их расположены по краю рамки пряжки, а центре — пантера. Прищуренные глаза и хищный оскал зверя, шея напряжена, уши злобно прижаты — все это как-то не вяжется с торжественным и даже бесстрастным выражением лица человека. У него отчетливо монголоидные черты, небольшой завиток волос на затылке, широкий приплюснутый нос, несколько отсутствующая улыбка — типичный восточный божок.

И здесь, как на первом поясе, фигурки грифонов были украшены вставками из бирюзы. Использование цветных вставок из драгоценных камней и других минералов — характерная черта ювелирного стиля сарматской эпохи. К поясу прикреплен короткий меч — по сарматскому обычаю с правой стороны. Рукоять и ножны его, обтянутые красной кожей, были украшены изящными узкими золотыми пластинками со вставкой из голубой пасты. На рукояти и устье ножен, кроме того, помещались отштампованные из тонкой золотой фольги фигурки львов. А чуть ниже центра ножен, на золотой пластинке — опять знак! Наконечники ремней, фиксировавших меч на бедре, как бы составляли один гарнитур с украшениями ножен — те же вставки, тот же стиль. Великолепный и очень редкий образец парадного сарматского оружия...

Однако более всего в этом полном неожиданностей погребении удивило остальное вооружение воина. Гуннский лук, усиленный костяными накладками,— редчайший атрибут сарматского захоронения, но вполне обычный для могил среднеазиатских воинов-гуннов Забайкалья и Монголии. В колчане среди типично сарматских наконечников стрел находились среднеазиатские и гуннские — последние не спутаешь ни с чем. Наконец, длинный боевой нож — оружие, практически неизвестное сарматам, но вполне обычное для их западных соседей — кельтов, гетов и фракийцев...

Так кто же он, этот богатый и знатный воин — сармат, гунн или фракиец? Совокупность признаков говорила — сармат. И один из них особенно важный — знаки на поясах, на мече, на гривне и серебряной чаше — сарматские тамги. С первого взгляда было ясно, что между ними есть тесная связь. Все они имели общий элемент — кольцо, от которого отходит вертикальная черта, а перпендикулярно ей расположен С-видный завиток — тамга царя Инисмея!

Инисмей считался позднескифским царем, установившим в конце I века нашей эры протекторат над Ольвией. Там и чеканились его монеты, на которых были нанесены подобные тамги. Чуть раньше, в 60-х и 70-х годах, по тем же причинам Ольвия чеканила монеты царя Фарзоя. Странным, однако, было то, что в ольвийских документах ни Фарзой, ни Инисмей не упоминались. Одесский ученый П. О. Карышковский, а вслед за ним ленинградец М. Б. Щукин предположили, что и Фарзой, и Инисмей были не скифскими, а сарматскими властителями. Основанием для этой гипотезы послужило, помимо «молчания» источников, наличие на монетах обоих царей тамгообразных знаков, характерных для сарматов. Спор ученых затянулся, и вот сейчас археологический материал блестяще подтвердил гипотезу П. О. Карышковского и М. Б. Щукина.

Я постоянно возвращался к этим тамгам. Какая-то догадка смутно брезжила в сознании, не давала покоя, но никак конкретно не оформлялась. Отсутствовало связующее звено. Я еще раз перебрал в памяти все семь тамг и вдруг понял — вещи! Вещи, на которых они нанесены,— вот общий знаменатель, то самое связующее звено! Меч, пояса, чаша, гривна...

Известно, что меч у ираноязычных кочевников, кроме основной своей функции, имел и другие. Он был олицетворением бога войны. Геродот писал, что скифы сооружали жертвенник из хвороста, вонзали в него древний меч и поклонялись ему. Родственные скифам сарматы должны были иметь сходные идеологические представления. И действительно, римский историк Аммиан Марцеллин сообщает: «Аланы (одно из сарматских племен.— А. С.) вонзают в землю меч и поклоняются ему, как Марсу». Кроме того, меч был социальным символом, знаком принадлежности к воинам — высшему сословию, из которого происходил сам царь.

Теперь — пояс. В самом древнем индийском сборнике гимнов и воззваний Ригведе описывается обряд Упанаяна (опоясывание) как традиционный акт возведения к власти. Судя по всему, он существовал еще у общих предков скифов и сарматов — индоиранских племен. По одной из легенд о происхождении скифов, Геракл оставляет матери своих сыновей лук и пояс с условием: царем скифов станет тот, кто сможет натянуть его лук и опоясаться поясом (заметим, что в нашем погребении найден и лук). Значит, не случайно на золотых пластинах обоих поясов поставлены царские тамги! Перед нами не просто деталь костюма и портупеи, а символы власти, знаки царского достоинства.

У меня захватило дух. Ведь это прямой выход на реконструкцию сарматских героических преданий, их мифологию! Легенды скифов, переданные нам Геродотом и другими античными авторами,— предмет давнишних и упорных изысканий и дискуссий. А сарматам «не повезло» — кроме легенды об их происхождении от браков скифов и амазонок, до нас не дошло никаких сведений, проливающих свет на существующие у этого народа традиции, культуру.

Теперь найденная чаша предстала передо мной в ином свете. Подобных такой чаше известно еще три, две золотые и одна серебряная — из курганов на Нижнем Дону. А теперь вспомним — на поясе Геракла была подвешена чаша. Все знатные скифы времен Геродота носили у пояса чашу — царская чаша с вином была наградой воину, убившему первого врага... Выходит, и сарматские чаши такого типа не были просто драгоценной посудой. И как последнее подтверждение этой мысли — тамги Инисмея и его рода на днище и ручке нашей чаши!


А. Симоненко, кандидат исторических наук
Источник - http://www.vokrugsveta.ru.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Шумеры и Чатал-Хююк, периферия и наследники Черноморской Атлантиды
Сарматское завоевание
ГРОБНИЦЫ ФАРАОНОВ
ТАИНСТВЕННЫЕ НИШИ
ТАЙНА НА ТАЙНЕ О СФИНКСЕ





 

      
2008 - 2009 Lostcivilization.info