Потерянные цивилизации
 

 

 

 

 

 

 

 

       Главная
       Статистика
       Контакты

 

 

 


 

 

 





  Цивилизации древней Америки / Цивилизации Майя:Майя-"финикийцы Нового Света"
   
  Майя-"финикийцы Нового Света" Еще каких-нибудь двадцать лет назад в ученых кругах безраздельно господствовала точка зрения, согласно которой древние майя были малоподвижным и замкнутым народом, сознательно укрывшимся в глубине непроходимых джунглей от всякого рода чуждых влияний извне. Южные границы их владений были закрыты горными хребтами Гватемалы и Гондураса.
Три четверти полуострова Юкатан окружено морем. Сухопутные подступы к нему со стороны Мексики преграждались бесконечными болотами Чьяпаса и
Табаско. Это и позволяло майя, по мнению многих авторитетных исследователей, развивать свою самобытную культуру почти в полной
изоляции от внешнего мира. Поглощенные бесконечными заботами о своих маисовых полях и урожае, земледельцы майя и не помышляли больше ни о чем другом. Им были совершенно чужды какие-либо проявления воинственности и милитаризма. "Война,- отмечает американский археолог Ч. Галленкамп,- никогда не играла в истории майя такой важной роли, как, например, у египтян и греков". Религия постепенно проникла во все сферы жизни общества, а ее хранители, жрецы, сосредоточили в своих руках всю полноту власти. Простой же люд только из-за уважения к богам добровольно обеспечивал этих духовных владык всем необходимым и принимал участие в строительстве дворцов и храмов.
Но эта стройная на первый взгляд научная концепция, созданная еще в 30-50 г^дах усилиями С. Морли, Э. Томпсона, А. Киддера и многих
других авторитетных исследователей культуры майя, теряет свою силу, не выдерживая сокрушительного натиска новых археологических открытий
и фактов.
Прежде всего представляется в корне неверной сама предпосылка о том, что древние майя сознательно стремились к изоляции от соседних
народов. История человечества почти не знает таких четко зафиксированных случаев. И вместе с тем она изобилует массой
конкретных примеров совершенно иного рода.
"Сказки "Тысячи и одной ночи",- пишет известный немецкий этнограф Ю. Липе,- стали незабвенным памятником важнейшего торгового пути из
Багдада в Басру, а по древним крупным торговым артериям, соединявшим Урал с Каспийским морем, на протяжении всей истории переселялись из
Азии в Европу все новые и новые массы людей. По древним "шелковым путям", которые вели от Самарканда к Гиндукушу и от Гоби к Пекину,
совершал свои путешествия Марко Поло... В Америке участники торговых экспедиций майя преодолевали/огромные пространства. Были найдены даже
карты знаменитого пути, который вел от, Шикаланго (южное побережье Мексиканского залива, штатско.- В. Г.) через девственный лес к золотоносным районам Гондураса..."
Археологические раскопки последних лет со всей очевидностью доказали наличие широких торговых и культурных связей майяской цивилизации с
самыми далекими областями Мексики и Центральной Америки. В вечнозеленых джунглях Петена (Северная Гватемала) находятся руины
крупнейшего города майя 1 тысячелетия н. э.- Тикаля. Он стоит вдали от моря: в 175 километрах по прямой от Гондурасского залива, в 260
километрах от залива Кампече и в 380 километрах от Тихого океана. И тем не менее в городе обнаружено множество "даров моря" как с
Тихоокеанского, так и с Атлантического побережья: раковины Спондилус, иглы морского ежа, кораллы, губки, жемчуг, позвонки морских рыб и т.
д. В пышных гробницах местной знати часто встречаются предметы роскоши, привезенные из Центральной Мексики. Столица важнейшей
центрально-мексиканской цивилизации того времени - Теотихуакан - отстоит от Тикаля по прямой более чем на 1200 километров. Их
разделяют высокие горные хребты, широкие реки, болота и бесконечные леса. И тем не менее торговые караваны теотихуаканцев и майя посещали
оба города постоянно. В Теотихуакане, в одном из кварталов этой громадной метрополии, найдено значительное число черепков майяской
керамики и резные вещицы из голубовато-зеленого нефрита. По предположению ученых, здесь находился квартал торговцев майя, с их
жилищами, складами товаров и святилищами. Такой же квартал есть и в Тикале. Помимо десятков дорогих предметов теотихуаканского
производства (изящные керамические вазы и чаши с резными и расписными орнаментами, оружие из зеленого обсидиана, который добывался только в
Центральной Мексике, и т. д.), в городе обнаружено несколько зданий и храмов, построенных по канонам архитектуры Теотихуакана. Есть там и
скульптуры некоторых центрально-мексиканских богов, например бога дождя и воды.
В городе Копано (Гондурас), расположенном на самом юге территории майя, под каменной стелой VIII века н. э., в тайнике найдены обломки
золотой статуэтки. Анализ металла и художественный стиль предмета доказывают, что он был привезен в город из Панамы.
На Юкатане археологи подняли со дна "Священного Колодца" города Чичен-Ицы множество интересных находок, происходящих из самых разных
уголков Мезоамерики: от Западной Мексики до Панамы и Колумбии. И этот перечень доказательств взаимных контактов можно продолжать до
бесконечности.
Еще больше данных о торговых связях майя с соседями мы имеем для периода, непосредственно предшествовавшего испанскому завоеванию
(XII-XVI вв. н. э.). Здесь на помощь чисто археологическому материалу приходят уже недвусмысленные свидетельства различных письменных
.документов и источников. "Занятие, к которому они наиболее склонны,- шет испанский епископ Диего де Ланда о юкатанских майя,- была
торговля. Они вывозили соль, ткани и рабов в землю Улуа и Табаско, обменивая все это на какао и камешки (нефрит.-В. Г.), которые служили
у них монетами". Конкистадор Эрнандо Кортес, проходя во время своего Гондурасского похода в 1525 году через провинцию майя-чонталь
Акалан', отметил, что "товары, которые наиболее в тех местах в ходу, это какао, одежда из хлопка, краски для тела.., факелы для освещения,
сосновая смола для воскуривания дыма перед их идолами, и низки цветных раковин, которые они очень ценят как украшения".
В доколумбовой Мезоамерике одним из наиболее важных предметов обмена была соль - столь необходимый продукт для жизни человека. Она
добывалась главным образом на западном и северном побережье Юкатана. "Почти по всему этому побережью, от
Точное местонахождение Акалана и его столицы Ицамканака до сих пор вызывает споры среди ученых. Многие помещают эту провинцию в бассейне
р. Канделария, на территории мексиканского штата Кампече.
пече до реки Ящеров и далее,- писал испанский монах Алонсо Понсе,- имеются превосходные соляные источники, которые без какой-либо
затраты труда дают много соли, крупной и очень белой". Вот почему совершенно справедливо утверждение американского историка Ральфа
Ройса о том, что "торговое процветание Северного Юкатана было основано преимущественно на экспорте хлопчатобумажных тканей и соли".
Особую роль играли в жизни цивилизованных народов доколумбовой Мексики и Центральной Америки бобы какао. Они были не только ценным
продуктом питания, лекарством и приятным напитком, но и служили здесь всеобщим эквивалентом - "товаром товаров". Бобами какао в качестве
денег широко пользовались не только майя, но и ацтеки, жители Никарагуа и Панамы. "Это какао,- отмечает А. Понсе,- служило мелкой
монетой по всей Новой Испании (Мексика и Гватемала.- В. Г.), как в Кастилии служит медная монета. В обмен на бобы какао они покупают все
вещи, как если бы они покупали их за деньги". У другого испанского летописца, Овьедо, мы находим еще более интересные данные на этот
счет. "Они (индейцы.- В. Г.),- пишет он,- хранят их (бобы какао.- В. Г.) и относятся к ним с таким же вниманием и уважением, как христиане
относятся к золоту или деньгам, потому что эти бобы считаются здесь деньгами и индейцы могут купить на них любые товары. Таким образом, в
провинции Никарагуа один кролик стоит 10 этих бобов.., один раб стоит 100 бобов..." Поскольку в первые годы конкисты испанские монеты были
в Новом Свете еще довольно редки, Кортес и Монтехо вынуждены были платить жалованье своим войскам "индейскими деньгами", то есть бобами
какао. Историк А. Эррера пишет, что один испанский золотой реал приравнивался к 200 бобам какао.
В старых испанских хрониках упоминаются иногда и некоторые торговые центры, существовавшие на территории майя накануне прихода
европейцев.
На побережье Мексиканского залива, в северной части Лагуны де Терминос, находился город, Шикаланго - крупный торговый пункт, куда
приходили и ацтекские торговцы - "почтека", и юкатанские купцы, и жители юга.
Другой торговый центр - Симатан - стоял на реке Грихальва и был конечным пунктом длинного сухопутного маршрута из долины Мехико и
перевалочной базой для товаров, шедших вниз по реке из Чьяпаса.
В устье той же реки был расположен город Потончан, контролировавший не только торговлю в низовьях реки Грихальва, но и морские пути вдоль
западного побережья Юкатана. Это было большое и многолюдное поселение, обнесенное со всех сторон крепким деревянным частоколом.
Выше уже шла речь о богатой провинции майячонталь Акалан и ее столице Ицамканаке. Выгодное географическое положение позволяло местным
жителям вести оживленную посредническую торговлю с самыми отдаленными областями Гондураса и Гватемалы. "В Акалане,- пишет Кортес,- есть
многочисленные торговцы и люди, торгующие во многих местах и богатые рабами и другими вещами, которые обмениваются в этой земле... Как мне
удалось узнать, здесь нет иного верховного правителя, кроме наиболее богатого торговца, имеющего большую торговлю по морю с помощью своих
судов, и таковой есть Апасполон... И это по причине того, что он очень богат и торгует до такой степени, что даже в городе Нито... он
имел квартал со своими агентами и, вместе с ними, своего родного брата, торговавшего своими товарами". Перед нами бесспорный образец
индейской торговой республики, напоминающей во многих отношениях знаменитые торговые государства средневековой Европы - Венецию и
Геную. Могущество и богатство Акалана целиком зависело от интенсивной внешней торговли, и после нарушения испанцами системы индейских
торговых связей эта "купеческая республика" быстро приходит в упадок.
На южных границах территории майя находились в XVI веке еще два важных торговых центра: Нито (в устье Рио Дульсе, Гватемала) и Нако
(на реке Улуа, Гондурас). Именно сюда регулярно наезжали за какао и другими товарами юкатанские купцы и вездесущие торговцы майя-чонталь
из Акалана.
Важным перевалочным пунктом, где скрещивались многие сухопутные и водные торговые пути, был и Четумаль (юго-восточное побережье
Юкатана). Эта область славилась своими плантациями какао и обилием меда.

Нередко наиболее почитаемые религиозные центры были одновременно и крупными торговыми пунктами. Так, к святыням острова Косумель, у
северо-восточного побережья Юкатана, где находился особо почитаемый идол богини луны и деторождения Иш Чель, ежегодно собиралось
множество пилигримов из Табаско, Шика-- ланго, Чампотона и Кампече. Если верить некоторым ученым, то эти богомольцы были одновременно и
торговцами, о чем говорит обилие на острове самых разнообразных предметов, привезенных издалека. Ту же самую картину наблюдаем мы и в
Чичен-Ице, с ее знаменитым "Колодцем Жертв", привлекавшим ежегодно массу верующих со всех концов Мексики и сопредельных областей.

Основываясь на этих фактах, американский исследователь Эрик Томпсон выдвинул гипотезу о существовании в древности длинного морского пути
вокруг всего полуострова Юкатан: ,от Шикаланго (Табаско) на западе до южной части Гондурасского залива на востоке. О наличии такого пути
свидетельствуют и археологические находки. При раскопках в Атасте на побережье мексиканского штата Кампече археологи обнаружили две
гробницы середины XV - начала XVI века. В них, помимо местных майяских изделий, имелось множество ножевидных пластин из зеленого
обсидиана и керамика с оранжевой поверхностью центральномексиканского типа. Зеленый обсидиан в доколумбовой Мезоамерике добывался всегда
лишь в одном месте - в Пачуке, штат Идальго, на северо-востоке Мексики. Видимо, этот минерал экспортировался ацтекскими (а до них -
теотихуаканскими) купцами в портовые города майячонталь - Шикаланго и Потончан по суше в виде сырья. Здесь местные мастера делали из него
различные инструменты и оружие, а местные торговцы доставляли и свои и ацтекские товары морем вокруг всего полуострова вплоть до
Гондураса. Итак, по крайней мере накануне испанского завоевания, юкатанские майя вели оживленную морскую торговлю с ближними и
дальними соседями, а их важнейшие города стояли либо прямо на побережье моря, в удобных бухтах и заливах, либо вблизи устьев
судоходных рек. А это красноречиво говорит о большом значении мореплавания и морской торговли в развитии хотя бы наиболее позднего
варианта майяской цивилизации в XII-XVI веках н. э.


Источник: Гуляев В. И. Древние майя. Загадки погибшей цивилизации





Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Подземные лабиринты майя
Дворец майя найден на юге Мексики
ОБЛАСТИ МАЙЯ
ТАИНСТВЕННЫЙ НАРОД МАЙЯ
УРОК МАТЕМАТИКИ (по древним майя)





 

      
2008 - 2017 Lostcivilization.info