МААТ

МААТ Богиня Маат является персонификацией закономерности, лежащей в основе всего сущего; она олицетворяет понятия \»право\», \»правда\» и \»миропорядок\». Древнейший иероглиф Маат отражает, вероятно, прямизну тронного пьедестала, который, в свой черёд, символически изображал изначальный холм. Переход физического понятия в этическое находит свою аналогию и в немецком слове \»прямизна\». Без Маат нет жизни; она — пища и питьё бога Ра. Образ этой богини-сидящей, со страусовыми перьями на голове — в виде куклы фараоны приносили в жертву богам. Это означало, что царь олицетворяет божественный порядок. Судьи считались священниками Маат. Во время суда над мёртвым сердце его взвешивалось на весах справедливости, причём противовесом служили перья Маат (символ правды). Нередко упоминаются две богини Маат, которые сравнивались с обеими солнечными ладьями (называемыми \»маати\»).МААТ Богиня Маат является персонификацией закономерности, лежащей в основе всего сущего; она олицетворяет понятия \»право\», \»правда\» и \»миропорядок\». Древнейший иероглиф Маат отражает, вероятно, прямизну тронного пьедестала, который, в свой черёд, символически изображал изначальный холм. Переход физического понятия в этическое находит свою аналогию и в немецком слове \»прямизна\». Без Маат нет жизни; она — пища и питьё бога Ра. Образ этой богини-сидящей, со страусовыми перьями на голове — в виде куклы фараоны приносили в жертву богам. Это означало, что царь олицетворяет божественный порядок. Судьи считались священниками Маат. Во время суда над мёртвым сердце его взвешивалось на весах справедливости, причём противовесом служили перья Маат (символ правды). Нередко упоминаются две богини Маат, которые сравнивались с обеими солнечными ладьями (называемыми \»маати\»).

Богиня истины, космического закона и справедливости. Изображена она крылатой женщиной с пером на голове. Была женой бога мудрости Тота. Египтяне чтили мудрость и закон как вселенские качества. После физической смерти праведный человек попадает в космическое состояние, которое описано как всеобщая честность, чистота, справедливость, истина. Символом Маат было страусовое перо. Оно служило наименьшей мерой веса в Египте. Считалось, что вес человеческой души равнялся весу пера. В посмертном мире на одну чашу весов клали сердце умершего, а на другую — перо или статуэтку Маат. Равновесие чаш весов считалось свидетельством честности и непогрешимости. В этой связи вспоминается гениальная денежная единица, изобретенная в Древнем Египте около пять тысяч лет назад. Она называлась «шетит». Ею пользовались при обмене товарами, оценке недвижимости или рабского труда. Эта единица была чисто теоретической. Официальным властям никогда не приходило в голову наделать из металла кружочки строго определенного веса и выбить на них соответствующее изображение, однако все египтяне хорошо знали, какое количество золота, серебра или другого металла соответствовало по весу одному шетиту».

Такова была совершенно умозрительная единица цены. Все знали, что такое шетит, и пользовались им, но никто никогда его не видел и не держал в руках. Его держали в уме. Так экономилось огромное количество драгоценного металла, сил и средств на охрану перевозку и пересчет. Польза была не только материальная, но и моральная: невозможно было накапливать и спекулировать несуществующими деньгами. Египтяне высоко чтили честность, истину и справедливость — в облике богине Маат. И если нечестивец исхитрится избежать мирского суда, то его непременно постигнет суд всевышний, божеский. В небесах уже невозможно было прибегнуть к обману и лицемерию.
В одном из папирусов приведены «речи умершего, когда он, правдивый голосом, выходит из Чертога богини Маат». Вот его слова: «Слава вам, о боги, обитающие в Чертоге Маат, лишенные зла в телах своих, живущие праведно и правдиво, питающиеся правдой и праведностью…
О, дозвольте мне прийти к вам, ибо я не совершил ошибок, я не грешил и не делал зла, я не лжесвидетельствовал… Я живу по правде и справедливости, и я питаюсь по правде и справедливости. Я соблюдал заповеди людей… Я был в мире с Богом, [исполняя] его волю. Я давал хлеб голодному, воду жаждущему, одежду нагому и лодку — потерпевшему кораблекрушение…» И в дальнейшем умерший не раз ссылается на Истину и Справедливость. Слово «правда» — одно из ключевых в церемонии прохождения умершего через Чертог Маат.
В гимнах Ра у солнечного бога называется надежная опора — богиня Маат. В одном из гимнов даже сказано: «Ра живет в прекрасной Маат». По-видимому, так подчеркивался факт, что для землян Солнце действительно является олицетворением порядка и справедливости, бесконечной щедрости ко всему живому. И не случайно фараоны, желая подчеркнуть свое сходство с богом Солнца, нередко называли себя «владыка Маат». В середине III тысячелетия до н.э. верховный судья Египта носил титул «жрец Маат».
Как богиня порядка Маат являлась олицетворением не только социальной справедливости, но и устойчивости в государстве до самых верхов. Ложь и обман считались преступлением перед богиней, выражением мирового порядка, законов природы. В космогоническом смысле Маат придавалось первостепенное значение: порядок противостоял хаосу.
Есть глубокий философский смысл в том, что существует единство порядка во вселенной, в мире людей и в душе человеческой. Только в этом случае общество обладает стабильностью, а культура находится в расцвете.

Не случайно женой бога мудрости Тота была богиня истины, порядка и справедливости — Маат. Египтяне чтили мудрость не как хитроумие, изворотливость ума, способность на ловкий обман. Существовало представление о двух сестрах Маати, в чертог которых вступает умерший (порой они олицетворялись как Исида и Нефтис). В этом чертоге царили честность, чистота, справедливость, истина.
Не совсем ясно, что подразумевалось под двойственностью Маати, какая «двойная правда». То ли — субъективная и объективная, которые принято называть правдой (о позиции человека) и истиной (о позиции Бога или абстрактного судьи); то ли — очевидная, видимая и потаенная, требующая расследования и понимания… В любом случае важно подчеркнуть, что в конце концов это была двуединая Маат.
Символом Маат было страусовое перо (оно же и называлось «маат»). Возможно, оно служило наименьшей мерой веса, ибо в загробном мире на одну чашу весов клали сердце умершего, а на другую — перо или статуэтку Маат. Равновесие чаш весов считалось свидетельством честности и непогрешимости. Складывается впечатление, что и для живых тем самым поощрялись честность и справедливость в торговых делах.
В этой связи вспоминается гениальная денежная единица, изобретенная в Древнем Египте около четырех тысячелетий назад. Она называлась «шетит». Ею пользовались при обмене товарами, оценке недвижимости или рабского труда. «И тем не менее, — писал французский историк Пьер Монтэ, — эта единица была чисто теоретической. Официальным властям никогда не приходило в голову наделать из металла кружочки строго определенного веса и выбить на них соответствующее изображение, однако египтяне хорошо знали, какое количество золота, серебра или другого металла соответствовало по весу одному шетиту». Такова была совершенно умозрительная единица цены. Все знали, что такое шетит, и пользовались им, но никто никогда его не видел и не держал в руках. Его держали в уме. Так экономилось огромное количество драгоценного металла, сил и средств. Польза была не только материальная, но и моральная: невозможно было накапливать «шетитные» капиталы. Это одерживало человеческую алчность и исключало жульнические операции… Впрочем, возможность пользоваться мнимыми «деньгами» возникла именно потому, что египтяне высоко чтили честность, истину и справедливость — в облике богине Маат. И если нечестивец исхитрится избежать мирского суда, то его непременно постигнет суд всевышний, божеский. В Чертоге Маати уже невозможно было прибегнуть к обману и лицемерию.
В одном из папирусов приведены «речи умершего, когда он, правдивый голосом, выходит из Чертога богинь Маати». Вот его слова: «Слава вам, о боги, обитающие в Чертоге богинь Маати, лишенные зла в телах своих, живущие праведно и правдиво, питающиеся правдой и праведностью…
О, дозвольте мне прийти к вам, ибо я не совершил ошибок, я не грешил и не делал зла, я не лжесвидетельствовал… Я живу по правде и справедливости, и я питаюсь по правде и справедливости. Я соблюдал заповеди людей… Я был в мире с Богом, [исполняя] его волю. Я давал хлеб голодному, воду жаждущему, одежду нагому и лодку — потерпевшему кораблекрушение…» И в дальнейшем умерший не раз ссылается на Истину и Справедливость. Слово «правда» — одно из ключевых в церемонии прохождения умершего через Чертог Маати. Ему приходится отвечать на вопросы самых разных предметов: левой и правой стоек косяка, дверной петли, порога, петли засова.
Первый вопрос задают дверные засовы: «Мы не пропустим тебя, пока не назовешь наши имена». Ответ умершего: «Язык места Истины и Справедливости — ваше имя».
В гимнах Ра у солнечного бога называется надежная опора — богиня Маат. В одном из гимнов даже сказано: «Ра живет в прекрасной Маат». По-видимому, так подчеркивался тот факт, что для землян Солнце действительно является олицетворением порядка и справедливости, бесконечной щедрости ко всему живому. И не случайно фараоны, желая подчеркнуть свое сходство с богом Солнца, нередко называли себя «владыка Маат». В середине III тысячелетия до н.э. верховный судья Египта носил титул «жрец Маат».
Как богиня порядка Маат являлась олицетворением не только социальной справедливости, но и политической устойчивости в государстве (отступление фараона или вельможи от правды считалось преступлением перед богиней), а также мирового порядка, законов природы и богов. В космогоническом смысле Маат придавалось первостепенное значение: порядок противостоял хаосу.
Есть глубокий философский смысл в том, что существует единство порядка в мире природы, мире людей и в душе человеческой. Только в этом случае общество обладает стабильностью, а культура находится в расцвете.

Оцените статью
Добавить комментарий

пять × 3 =