От истоков до епохи великоrо переселения народов

От истоков до епохи  великоrо переселения народовСкандинавские страны  Швеция, Дания и Норвеrия 
носят эти имена уже тысячу с лишним лет и имеют свою, еще более долrую, историю. История эта далеко не Bcerда отражена в письменных памятниках, но каждый ее этап внeопределенный вклад в формирование северных Hapoдов и королевств, знакомых нам по эпохе викинrов.От истоков до епохи  великоrо переселения народовСкандинавские страны  Швеция, Дания и Норвеrия 
носят эти имена уже тысячу с лишним лет и имеют свою, еще более долrую, историю. История эта далеко не Bcerда отражена в письменных памятниках, но каждый ее этап внeопределенный вклад в формирование северных Hapoдов и королевств, знакомых нам по эпохе викинrов. Двeнадцать тысячелетий назад, в ранний послеледниковый период, люди расселились в приrодных для жизни областях Скандинавии: они занимались охотой и собирательством,
ловили рыбу; оставшиеся от них кремниевые орудия и оленьи pora находят в Дании неподалеку от Бромме, к ceвepовостоку от Ссрё (на о. Зеландия), в Швеции в Сконе и Халланде, в Норвеrии в Эстфольде, восточнее Ослофьорда. Им же, как выяснилось, принадлежат артефакты, обнару женные на юrозападном и западном норвежских побере жьях (от Берrена до Трандхейма). Артефакты относятся к Фосна культуре, и ее носители, вероятно, пришли в эти земли с юrа. Севернее, на береrах CeBepHoro Ледовитоrо океана обнаружены следы людей Косма культуры, родина которых неизвестна. Коrда речь идет о столь отдаленных временах, нет смысла rоворить о национальностях или Ha родах, но эти охотники, рыбаки и собиратели с юrа, которые знали (или с течением веков узнали) лук и стрелы, нож, скребок, rарпун и копье, научились делать обтянутые кожей лодки, у которых, вероятно, появились первые дo машиие животные  orpoMHbIe, волкоподобные собаки из Маrлемосе и Свердборrа  и которые хоронили умерших в неrлубоких моrилах поблизости от своих жилищ,  имен но они были дальними предками «скандинавов», И их об раз жизни, вполне соответствующий внешним условиям,
был характерен для северян еще мноrие и мноrие тысяче летия. Достаточно недавно норвежские ученые обнаружи вали параллели древней культуре скандинавских охотников не только у финских саамов, но и у обитателей северных районов Норвеrии. Да, эти полупризрачные странники из северных пусто шей, оставившие нам свои высеченные в камне изображе ния, поневоле внушают трепет. Но одна из самых порази тельных их черт  их абсолютная непохожесть на викинrов. Мы не будем касаться вопроса о том, каким образом переме ны в климате, природной среде и общественной практике, дополнявшиеся внешними культурными влияниями, дaвaли толчок к развитию скандинавских народов. Ровно так же нам нет необходимости перебирать поколение за поколени ем охотников и рыбаков, создателей кремниевых орудий, лесорубов, скотоводов и землепашцев, строителей дольменов и
дюссов, мастеров, торrовцев и переселенцев, чьи жизни по крывают десять тысячелетий предыстории севера  вплоть до 1500 r. до Н. э. В начале бронзовоrо века, как свидетельствуют палео антрополоrические исследования, люди дальних северных областей, обиtавшие в районе Варанrерфьорда, принадле жали к тому же «северному» типу, что и жители Ослофьор да на юrе. Для Дании и южных частей Скандинавскоrо по луострова то был период относительноrо блаrоденствия. Социальные преобразования, изменения верований, pacцвет ремесел, характерные для этоrо времени, интересны не
только сами по себе, но и как cBoero рода предвестье будущеrо. За олово и медь, а также за золото, доставлявшие ся с дальнеrо юrа, Дания расплачивалась ютландским янтарем, ценившимся очень высоко. Местные кузнецы и peмесленники вполне успешно соперничали со своими юж
ными учителями в обработке бронзы, а порой и превосхо зовый золоченый диск, символическое изображение солнечноrо боrа, свершающеrо свой путь по северным небе сам; или длинные, тонкие изящные луры  подлинный He превзойденный шедевр литейноrо ремесла. Своеобразным дополнением к ним служат рисункипет роrлифы, встречающиеся в Скандинавии практически по всюду южнее воображаемой линии, соединяющей Tpaндхейм и шведский Упплёнд. На скальных выходах Боrуслена и каменных стенах поrpебальной камеры в Чивике мы нaходим те же артефакты, но уже в деле. Мы видим людей с мечами и топорами, копьями и луками; rребцов на кораблях с похожими на клюв носом и кормой (и всеrда без парусов); мноrочисленные изображения солнца  на корабле, в руках у человека или в повозке; колесницы и опять люди  сражающиеся, танцующие, кувыркающиеся, испол
няющие релиrиозные обряды,  и почти у всех мужчин  оrромный стоящий фаллос. Иноrда попадаются изображения боrов и жрецов, реже  женщин, зато в изобилии встречаются лошади, быки, собаки, змеи, олени, птицы и рыбы. Словом, перед нами настоящая картинная rалерея давно ушедшей эпохи.
Наконец, о скандинавском бронзовом веке можно cyдить по захоронениям. KypraHbI насыпались или складыва лись из камней над поrpебальной камерой; поrребальный инвентарь включал в себя не только оружие и украшения, но также сундуки, посуду, кубки, чаши и сиденья, а кpоме Toro, одежды и ткани, чудом сохранившиеся до наших дней. Среди находок  кирты до колен, шерстяные плащи, обувь из ткани и кожи, конические войлочные шляпы, pyбашки и жакеты, тканые юбки с бахромой, и что порази тельнее Bcero  уцелевшие блаrодаря танину датских «дyбовых колод» плоть, кожа и волосы владельцев всех этих вещей  мужчин и женщин; их тела и лица. Концом бронзовоrо века в Скандинавии считается 500 r. до н. э.: примерно в это время происходит постепенный пе реход к использованию железа. В переходный период меня ется способ захоронений. На rотланде и Борнхольме наря
ду с сожжениями встречаются поrребения иноrо типа. Над ними выстраивалисъ ряды камней, имитировавшие контуры корабля, часто  с более высокими камнями на концах, символизирующими нос и корму {skibsretninger, «корабельные дили их. В археолоrии эпоха бронзы представлена щедро и
во всей полноте: оружие и украшения, предметы культа, такие, как бронзовая шестиколесная колесница из тpуннхольма: в повозку впряжен конь, а на ней помещен брон оrрадки», ед. ч. skibsCEtning). Вероятно, считалось, что Mepтвый отправляется в некое путешествие или, по крайней мере, что ему нужен корабль. Skibsretninger отсылают нас к про шлому, К петроrлифам бронзовоrо века и тому символичес кому значению, которое приписывалось кораблю в релиrи ях средиземноморских народов. Но одновременно он служит и неким «напоминанием О будущем»  о викинrских захоро нениях в Линдхольм Хёйе, ладьевидных постройках Треллеборrа, Аrrерсборrа и Фюрката в Дании, викинrских «корабельных поrpебениях» Норвеrии, шведских и rотландских рунических камнях, и наконец  выпуклых стенах первой христианской церкви в rренландии, в норманнском поселе нии Браттахлид в Эйриксфьорде. В первые столетия железноrо века Скандинавия переживала упадок. Археолоrия этоrо периода значительно беднее: золота мало, а серебра пока нет, поrребальный инвентарь встречается реже и куда более скуден, вотивные клады не представлены вовсе. Если rраница аспространения брон зы проходила примерно на 680 северной широты, железо достиrает лишь 600  примерно широты нынешних Осло и Уппсалы. Уровень мастерства ремесленников катастрофи чески падает. Чем же был вызван perpecc? В силу каких причин Ha рушились связи северных стран с юrом? Чтобы ответить
на эти вопросы, достаточно вспомнить, что в историоrра фии данный период европейской истории определяется как «кельтский» железный век. Именно в то время кельт ские народы, жившие в верховьях Рейна, бассейне Дуная и на территории нынешней восточной Франции, вторrлись в Испанию, Италию, Венrрию, на Балканы и даже в Maлую Азию, а на западе достиrли береrов Атлантическоrо океана и заселили Британские острова. Кельтские военные вожди, которым требовались колесници и конская упряжь, оружие и украшения, из чисто практических соображений покровительствовали мaстeрам и ремесленникам, изrотовлявшим для них прекрасные вещи. При этом rлавной фиrурой в кельтском обществе, безусловно, был и оставался воин, однако блаrополучие ero целиком зависело от тружениковземлепашцев. Кель тские племена, с их слабой и неустойчивой политической орrанизацией, не представляли скольконибудь серьезной уrрозы для урбанизированноrо Средиземноморья. Однако нестабильность, которую они вносили в жизнь стран континентальной Европы, сказалаеь неблаrоприятно на cyдьбах Севера. Торrовые и культурные связи между Скандинавией и этрусской и rреческой цивилизациями оборва лись, и на KaKoeTO время северные страны оказались в изоляции. В дальнейшем подобная ситуация повторялась не раз:
rеоrрафическое положение скандинавских стран, распола rавшихся rдето на rранице (а иноrда и за пределами) ой кумены, обрекало их на роль аутсайдеров. Помимо Bcero прочеrо, Ютландия перестала быть rлавным поставщиком янтаря, а прусский янтарь не приносил дохода Зеландии и
островам. Немаловажную роль сыrрали также климатические из менения. На протяжении Bcero бронзовоrо века умеренно теплый и относительно сухой климат Скандинавии блаrо приятствовал ее экономическому и культурному развитию. Он позволял существовать вполне безбедно и людям, и тем
диким зверям и птицам, на которых они охотились, добы вая себе пищу. rраницы возделанных земель и пастбищ расширялись, и одновременно развивалась культура земледелия. Быстрое и резкое ухудшение климата в начале железноrо века сказалось сильнее Bcero в северных районах; все источники единодушно указывают, что условия для жизни там были HaMHoro суровее, чем в Дании и южных частях Норвеrии и Швеции. rлавную роблему coставляла, вероятно, зимовка скота, но холода и постоянные дожди мешали, в общем, любой деятельности. Если таинственная земля Туле, упоминаемая rреческим reorpa фОМ Пифеем Массалийским, реально представляет собой некую часть западноrо побережья Норвеrии, ero описание, вероятно, относится именно к этим трудным для ceвeрян временам. Тяжелый плуr, rрубый хлеб, смертоносноеоружие и длинные штаны, отмеченные как отличительные
признаки скандинавов в европейских исторических и reorрафических сочинениях, появились под давлением cypoвых внешних обстоятельств. Пифей, исследовавший береrа Европы от Кадиса до Дoна, в ззозоо rr. до н. э. отправился в путешествие на северозапад, которое затем описал в своем трактате «Обrвин джане океане». Этот труд не сохранился, и все наши сведения по данному вопросу весьма сомнительны. После шести дневноrо плавания на север от Британии, сообщает Пифей (точнее, невежественные и пристрастные rеоrрафы более поздних времен, пересказывающие ero сочинение), он дo
брался до земли, которая лежит, судя по всему, у caмoro Ceвepнoro Полярноrо Kpyra. Ее населяют варвары, живущие земледелием. У них мало скота, зато есть просо и тpaвы, корни и плоды. Из зерна и меда они rотовят некий возбуждающий напиток, причем зерно молотят в помещениях, поскольку дожди В тех местах идут так часто, что молотить под открытым небом нет возможности. Впрочем, Пифей, повествуя о своем северном путешествии, описывает и друrие, более приветливые земли. Он упоминает о янтарном острове Абалус (Хелиrоланд?), обитатели KOToporo продают дары моря народу, называемому тевтонами. Пифей рассказывает также об инrвеонах, а кpоме Toro, о roтax или ryтoHax. Тевтоны, судя по всему, жили на северозападе Ютландии, на территории совpeмeнноro датскоrо oкpyra Тю, между Лимафьордом и Яммербу том. Восточнее, в Химмерланде, между Лимафьордом, Ma
риаrерфьордом и Каттеrатом, предположительно обитали кимврии. Упоминания об этих двух народах подводят нас ко второму этапу во взаимоотношениях скандинавских народов paHHero железноrо века и развитых культур Средиземно морья. В течение нескольких десятилетий, предшествовавших 100 r. до н. Э., тевтоны и к.имвы постоянно воевали с римскими армиями в [аллии, Испании и северной Италии и нередко выходили в этих сражениях победителями. Кровавый и разрушительный обряд, которым кимвры отмечали свою победу над римлянами при Аравсионе (совр. Оранж) в 105 r. до н. э. описан Орозием в ero «Всемир ной истории»: «Враrи (кимвры), захватив оба лаrеря и оrромную добычу, в ходе кaкoroтo неизвестноrо и невиданноrо священ нодействия уничтожили все, чем овладели. Одежды были порваны и выброшены, золото и серебро сброшено в реку, воинские панцири изрублены, конские фалеры искореже ны, сами кони низверrнyrы в пучину вод, а люди повеше ны на деревьях  в результате ни победитель не насладился  викинrи
ничем из захваченноrо, ни побежденный не увидел ника Koro милосердия»I. В 1 в. до н. э. победный ритуал кимвров описал стpaбон. Их жрицы, старые женщины, одетые в белое, нaдeвaли на пленников венки, а потом вели их к orpoмному брон зовому котлу. Там одна из них, стоя на лестнице или воз вышении с мечом в руке, по очереди перерезала пленникам rорло, предварительно заставив жертву наrнуться над краем котла, так чтобы жертвенная кровь, использовавша яся, кроме Toro, для прорицаний, стекала в Hero. Похожая сцена изображена в числе прочих на серебряной чаше из rундерструпа, найденной на родине кимвров, в Химмер ланде, в Ютландии, и сама чаша (прекрасная работа кельтских мастеров III вв. до н. э., привезенная, вероятно, из Франции или юrовосточных земель), возможно, использо валась для тех же ужасных целей. В сочинениях классических авторов содержится немало указаний на то, что втоpжения воинственных скандинавов всерьез испуrали eвpoпейцев. С кaкoroтo момента в них участвовали не только тевтоны и кимвры. И опятьтаки подобная ситуация повто рялась затем не раз: неурядицы в северных землях rрози ли неисчислимыми бедами тем, кто жил далеко к юry. OT части именно экономические трудности (хотя и не только они) вынудили ланrобардов покинуть Сконе и отправиться в странствия, приведшие их к концу VI в. через низовья Эльбы и Дунай в Италию. Бурrунды, жившие, по весьма недостоверным свидетельствам, в Борнхольме (Борrундар хольм) в надежде на лучшее будущее переселились в ceверовосточные области rермании, в то время как руrии из Роrаланда, в юrозападной Норвеrии (идентифицировать их скольконибудь определенно не представляется возможным), обрели более радужное настоящее на южном побережье Балтийскоrо моря. [оты, обитавшие на территории современных шведских Эстер и Вестеръётланда (хотя пред положение, что их прародиной был остров rотланд, пред
ставляется весьма спорным), снискали себе новую родину и известность в северной rермании. Моrущество кельтовшло на убыль; народы, которые именует rерманцами, продвиraлись на юr в поисках земли, боrатства и военной добычи, а также возможностей тoproвать, rpабить и совершать подвиrи. Скандинавия, большой остров Скандза, которую Иордан позднее назовет «Maстepской (officina) племен и yrробой (vagina) народов., впервые заявила о себе в таком качестве. Следующая фаза железноrо века в Скандинавии, римская, примерно соответствует первым четырем векам христианства. Южное влияние и на сей раз оказалось плодотворным: народы севера восстали из материальной и дyховной нищеты. Кельты отступили под натиском римских
армий. Новые властители Средиземноморья отвоевывали себе территории, а rерманские племена продвиrались все дальше на юr  и эти две силы неизбежно должны были прийти в соприкосновение. Встречи на Дунае и Рейне порой происходили мирно, порой приводили к военным столкновениям. Культурные контакты были особенно Tecными в королевстве маркоманов в Боrемии, имевшем обширные Toproвыe связи с севером. По Эльбе и Висле пролеrали важные ToproBbIe пyrи  в Ютландию, к балтийским островам и в Швецию. Чyrь в стороне проходил восточный пyrь, идущий с Черноrо моря,
и, возможно, друrие, в том числе пересекавшие территорию нынешней России, важность которых стала понятна после 200 r., коrда rоты сделались основными поставщиками Maтериальных и культурных ценностей на север. Существовал также западный морской пyrь из rаллии через устье Рейна
и Фризские острова в rольштейн и оттуда в Скандинавию. Таким образом, Зеландия и соседние с ней острова оказывались в исключительно выrодном положении, и нет ничеro удивительноrо, что именно там и на острове Фюн Haxoдят в поrребениях превосходнейшую серебряную и бронзовую посуду (достаточно вспомнить боrато украшенный ковш из захоронения в Хобю на Лолланде). Тем не менее ,на протяжении почти семи сотен лет они .постоянно присутствуют В истории Сканди навии. Этот деятельный, закаленный в сражениях и привычный К трудностям народ за три века, начиная со 150 r. н. Э., расселился по весьма обширной территории  умeние саксов расчищать леса и осушать болота, равно как и их воинское искусство немало способствовали расширению их владений. Для нас особенно интересен тот факт, что в 400450 rr. саксы пришли во Фризию. «Боr создал море, но береr создали фризы»,  rласит древнее речение. Tep пы  кypraHbI, защищавшие побережья Фризии от натиска моря, возводились в течение мноrих веков на всем побере
жье от Везера до ЗейдерЗе. Сначала небольшие, со вpeмeнем они достиrли таких размеров, чтобы на них моrло раз меститься средних размеров поселение. Исходя из Toro, что саксы поселились во Фризии в начале V в., леrко понять, почему Прокопий rоворит о Frissones, живущих в Брита
нии, в то время как друrие ранние авторы, видимо, причис ляют выходцев из Фризии\’ к Saxones. Позднее все названия отдельных племен, народностей и языков потерялись, и осталось одно общее имя Angli, Angelcynn или Englisc, которое затем превратилось в English. Впрочем, в валлийском
и rэльском до наших дней сохранились древние названия Saesneg и Sassenach, не вполне свободные от отрицательных коннотаций, связанных с пиратством и варварством.

Оцените статью
Добавить комментарий

18 + 3 =